Всего двух ненавистных работ хватило мне, чтобы уйти на фриланс решительно и бесповоротно. Шестой год я работаю из дома и наслаждаюсь уютнейшим затворничеством, свежестью свободы и независимостью от коллективных забот. И все утра получаются добрыми, светлыми и спокойными, а внутри никакой больше ржавчины — только тепло, покой и свет, которые дает любимая работа в любимом месте.

Дальняя дорога

— До остановки пешком 7 минут, там сядешь на 220-й автобус, выйдешь на «Осокорках». Перейдешь на другую сторону и пересядешь на 591-ю маршрутку, выйдешь возле завода. Остановки там нет, надо кричать. Запомнила?

— Ага. А проще никак нельзя?

— А проще — дома сидеть.

Чтобы проделать этот путь и приехать на место к 9 утра, вставать приходилось в 6:30. Я шла вдоль шумного и вонючего проспекта, переходила дорогу через пешеходный мост и спускалась вниз, чтобы пройти пару светофоров и оказаться на остановке. 220-й здесь брали штурмом, и если ты не успел закутаться толпой, то мог остаться на улице. Следующего автобуса ждать минут 15, а значит на работу ты скорее всего опоздаешь.

Если удалось доехать до нужной остановки, медлить нельзя — на волнах толпы нужно быстро переплыть на другую сторону улицы. Попасть в маршрутку легко — здесь конечная, а вот выйти вовремя удается не всегда. Водитель не любит тормозить на остановке, где никто не садится, и часто не слышит, что кричат ему из салона.

Бесконечный день

Следующие 8 часов проходили в помещении, где 15 человек таращатся в свои мониторы и описывают ручечки чашек, булавочки значков, пуговички кофточек.

«Этот великолепный сервиз подарит вам море ярких красок!».

«Эта посуда наполнит ваш вечер романтикой!»

«В этой вазе любые цветы станут ярче и ароматнее!»

С каждой подобной строчкой в голове погибали мои рассказы, повести и пьесы, отмирали желания сходить в театр и кино, съездить в центр и за город.

— Сегодня еще сумки описать надо. Только они по размеру все разные, надо длину-ширину измерять и записывать для каждой.

—Хорошо.

—И цвета пиши нормально.

— А что с цветами?

— Ну, не «зеленый, красный», а «изумрудный, коралловый». Ты ж для баб пишешь.

Хорошо, что я никогда не встречала тех «баб», для которых писала. Судя по товарам и текстам, они должны были быть марципановыми конфетками с губками-уточками и дырой в голове. Через дыру должны были поступать сообщения о скидках и чудесных китайских товарах, которые «почти как брендовые, только в пять раз дешевле». Через четыре месяца работы ощущение дыры в голове возникло и у меня.

Держаться нету больше сил

Бессмысленная работа, утомительная дорога, рабовладельцы-байеры, которые относятся к копирайтерам как к китайским безделушкам («сломается — есть еще тысяча таких же по три копейки») — все это долго не выдержишь. Никто и не обещал хорошего отношения, никто не говорил, что будет легко.

Вся эта, казалось бы, пустяковая работа отбирает не только время, но и тебя самого. Недовольство и раздражение оттесняют радость, усталость блокирует интерес к миру. Нет времени и сил на любимые занятия, остается пару часов свободного времени перед сном — только лечь пораньше, чтоб выспаться — и тебя хватает на бутылку пива и «поговорить».

Зачем я это делала?

Конечно, дело было в зарплате. Конечно, зарплата была маленькой, но другой тогда не было. Меня хватило на четыре месяца бессмысленных поездок на ненавистную работу, и тем временем я искала подработку. Было страшно, что не заплатят, что кинут, обманут и что вообще весь этот фриланс — сплошная болтовня. Выбор был невелик — или молча ездить описывать товары, или искать и рисковать.

Первым заказом были статьи о дизайне интерьера. Конкретных требований не было, темы придумываешь сам, объем приблизительный. Первые 200 гривен, полученные за эти статьи, стали зеленым светом и знаком того, что вырваться все-таки можно. Я стала писать больше и активнее, пару раз задания подбрасывали знакомые, работающие в IT.

Потом, когда обычная работа достала окончательно, я уволилась, не имея ничего конкретного. Решила попробовать протянуть месяцок на фрилансе, а если уж будет совсем голодно, то устроиться куда-нибудь на полный день. К счастью, делать этого не пришлось. Мне попалась компания, которой нужен был удаленный работник — и это стало для меня спасением. С тех пор я не хожу в офисы, не страдаю от дальних дорог, успеваю в театры, кино, к собственным мыслям и всем волшебным мелочам этого мира.

Кому подходит фриланс?

За последние 5 лет я убедилась, что дома сидеть действительно проще, приятнее и эффективнее. Достаточно любить свою работу и уметь выполнять ее в срок. Этому учишься быстро, если фриланс становится основным источником заработка. А самое приятное то, что можно самому планировать свой день, месяц, жизнь.

Фриланс — это не для бездельников, неудачников и неучей, как порой думают «серьезные» люди. Нельзя «пописать статьи», если не умеешь искать информацию и анализировать ее, не знаешь, где ставить запятые, не понимаешь, что у текста есть конкретная структура. Фрилансеры-разработчики и другие специалисты могут сказать о своих профессиях нечто подобное.

Летом можно заниматься только любимой работой, а для меня такая работа—писать тексты. Благодаря фрилансу, я успеваю не только узнать особенности работы мотора в мерседесе, но и написать пьесы, рассказы, отправить их на конкурсы, сходить на курсы. Если работа не напрягает и не раздражает, то и жить она не мешает — зимой или летом.